АНС — Статья в Кругозоре 1973

В поисках музыки

Фотоэлектронный музыкальный синтезатор АНС представляет собой большой интерес для композиторов.
Он очень расширяет творческую фантазию и дает большой простор для творческой изобретательности.
Д. Д. Шостакович

Страница из «Кругозора»

Когда-то непреложной истиной физики были законы Ньютона, а в геометрии центральной фигурой был Эвклид. Сегодня мы знаем, что система отсчета Ньютона — частный случай законов физики, а Лобачевский и Риман открыли новые формы пространства, и где-то маячит неведомое нам четвертое измерение…

Экспериментальная студия электронной музыки, которая находится на улице Вахтангова в Москве, сегодня создает новое «измерение», новую систему отсчета музыки. Традиционные каноны не отбрасываются, нет, они становятся частным случаем.

… Что это? Гул какого-то неизвестного нам двигателя? Космический ускоритель? Нас стремительно влечет в неведомое, и сама музыка кажется какой-то неземной, загадочной… Да и музыка ли это?

Синтезатор АНС

Музыка, но только электронная. И создают ее на синтезаторе — сложном электронном инструменте. Он назван АНСом в честь композитора Александра Николаевича Скрябина. Изобретатель АНСа — советский инженер Мурзин, основатель студии.

Как же здесь «делается» музыка? Она рисуется на черном непрозрачном стекле АНСа, а когда свет попадает в электронное устройство, рисунок… звучит.

Этот метод делает композитора безраздельным властелином и интерпретатором собственного сочинения.

Электронная музыка — это прежде всего новый способ извлечения звука. Если привычный, традиционный звук всегда одет в тембр определенного инструмента и в каждом случае индивидуален благодаря своей деревянной или медной одежде, то электронный звук — без всяких одежд. Он берется в своей физической наготе, и синтезатор может одеть его во что угодно.

Панель управления синтезатора «АНС»

На синтезаторе воспроизводятся все виды традиционных звучаний — симфонический оркестр или струнное трио, орган и человеческий голос, наконец, шум дождя плюс… Вот этот-то «плюс», то есть нечто такое, что невозможно сыграть ни на каком инструменте, нам известном, и составляет чудо открытия нового мира музыки.

Традиционная октава — 12 полутонов. Электронный синтезатор разбивает каждый полутон еще на 6 ступеней — молекулы звука распались на атомы! И в октаве уже 72 звука. Звук развязал себе «руки» и стал бесконечно богат!

Поэтому электронная музыка — это и огромная новая акустическая, тембровая основа, первоткань Музыки.

В экспериментальной студии принимают посетителей. Правда, с некоторой осторожностью. Потому что уровень достигнутого еще далек от возможностей, которые новое искусство несет в своей глубинной сущности. А заманивать зрителя только новизной, экзотикой не входит в планы студии. Главное, чего добиваются экспериментаторы, — найти новые и усовершенствовать уже имеющиеся средства проникновения в структуру электронного звука, ибо язык электронной музыки ведет нас к новым, еще неведомым берегам…

Наталья ОРЛОВА

На восьмой звуковой странице — музыка, созданная на электронном синтезаторе АНС. Комментирует руководитель экспериментальной студии М. С. Малков

Theremin today